Лондон

0
309

Автор Ирина

  

Сегодняшние впечатления от Лондона не исчерпываются обзором Вестминстера, Тауэра и дальше по Бедекеру. Особенное впечатление — памятник на Трафальгарской площади. Не классический монумент адмирала Нельсона: похожие рукотворные столпы возносятся над всеми центрами бывших империй, а беременной безрукой художнице по имени Элисон Лэппер, самому известному в Британии инвалиду. Первое чувство от белого мрамора, принявшего формы уродливого ластоногого тела с прекрасной головой, недоумение: это что?! Потрясение не проходит и позже, когда тебе объясняют — что. Известный исторический факт, запятнавший славу монолитно-непобедимой Спарты, ее отношение к «неполноценным» детям. Слово неполноценный можно ставить и без кавычек: в прямом смысле человеческое существо, родившееся без рук, ног или с другими отсутствиями, неполноценно, потому что в цене — полный комплект составляющих частей. Правильные спартанцы сбрасывали своих неудавшихся детей в пропасть в специально отведенном месте, а чтобы не пропустить замаскированного инвалида, слабеньких младенцев погружали в ванну с вином. Труба звала крепких воинов. Но кто знает, каких граждан теряло государство… Есть ли еще столица, где в самом сердце стоит памятник не царю или герою, а инвалиду, ничем себя городу и миру не заявившему, кроме факта мучительного бытия. Собственно, это и есть потрясение номер один. Второе — личность самой Лэппер. Жизнь инвалида — всегда страдание, существование инвалида-ребенка — страдание особенное. У него нет воспоминаний о бывшей «нормальности» или приобретенных в той, полноценной, жизни друзей и семьи. У него вообще ничего нет, кроме ужаса беспомощности и ненужности. Героями, способными превозмочь этот каждодневный кошмар, могла бы гордиться и недальновидная Спарта. Мать отказалась от Элисон сразу, и ее можно понять: у ребенка не было рук, а вместо ног торчали уродливые обрубки. Диагноз поставила сама природа: смерть или жизнь растения. Уродливого растения. Но девочка не просто выжила, она вознесла над своим отталкивающим телом красивую и упрямую голову. Обо всем Лэппер рассказала в автобиографии «Моя жизнь — в моих руках». В названии — самая суть подвига: своими несуществующими руками Элисон цепко держится за жизнь, покорив ее и заставив работать на себя. Детей, подобных Лэппер, в доме инвалидов называли «странными маленькими созданиями». Для всех они были лишними: слово, которое слышишь всегда. Мать впервые навестила своего ребенка через четыре года и потом изредка брала на каникулы домой. Но ничего не получилось: в этом домашнем гнезде Элисон всегда бы оставалась нежеланным, жалеемым уродом, а она хотела стать личностью. К тому же она была уверена, что ее красавице-матери всегда будет не хватать ее ног на высоких каблуках и рук, которыми она сможет ее обнять. И никакие подвиги жизни, а они совершаются каждый день, ничего не могли здесь изменить. Конечно, статуя на Трафальгарской площади перевернула мир Элисон. Она стала востребована не только в Британии, где у нее своя благотворительная организация «Рот и нога», объединяющая художников-инвалидов, но и в мире. Она много путешествует, выступает на всевозможных конференциях; ее особая забота — аборты на поздней стадии беременности инвалидов, особая позиция — права взрослых более важны, чем права детей. Позиция, действительно, спорная, и именно для женщины с такой биографией. Впрочем, Лэппер выстрадала свой взгляд на любую тему.